Автор: Лариса Гервер
Доктор искусствоведения,
профессор Российской академии музыки
имени Гнесиных

2015 № 2

Аннотация

В статье предложена интерпретация трех сочинений Хармса, в которых не только названия, но и многие детали текста парадоксальным образом указывают на опре­деленный музыкальный прототип.

В «Вариациях» (1936) Хармс воспроизводит структуру классической формы «Тема с вариациями». Здесь есть и «тема» — четыре начальных стиха, и «вариации» той же длины, в которых она повторяется в измененном виде, и нечто вроде смены лада («ми­нор» после «мажора») и «громкая» кульминация в конце.

«Пассакалия № 1» (ок. 1936) построена как своего рода партитура пространства с несколькими уровнями. В каждом из них присутствуют устойчивые (остинатные) элементы: стоящий неподвижно лирический герой («я»), вода, покачивающаяся у его ног, и «кто-то» в глубине воды, кто внезапно дал знать о своем существовании. Рассказ «Начало очень хорошего летнего дня (симфония)» (ок. 1937) состоит из 176 слов. И все же его строение напоминает симфонию в четырех частях. Есть и про­тивопоставление мужского и женского начал в первой части, и финал в народном ду­хе (изображение толпы, стоящей в очереди за сахаром), и т. п. Наряду с музыкальным присутствует и литературный прототип —
«2-я симфония» Андрея Белого, по отношению к которой «симфония» Хармса стала в равней мере продолжением и последовательным отрицанием самих жанровых установок лите­ратурной симфонии.

Ключевые слова: Даниил Хармс, Андрей Белый,
вариации, пассакалия, симфония