Автор: Елена Лагутина

2013 № 2

Структура и содержание самой ранней из печатных публикаций Х. Шенкера-теоретика — ​статьи «Дух музыкальной техники» (1895) — ​является своего рода проспектом будущей шенкеровской трилогии («Учение о гармонии», 1906; «Контрапункт», 1910, «Свободное письмо», 1935). В названной статье, представляющей собой развернутый вариант доклада, прочитанного ее автором в Философском обществе Венского университета, уже в полной мере проявляется свойственный Шенкеру интерес к философско-эстетической проблематике музыкального искусства (не случайно в связи с данной статьей в эпистолярии Шенкера возникают имена Э. Маха и Э. Ганслика). Другая столь же значительная черта теоретического мышления Шенкера — ​стремление к глубинной психологической мотивировке чисто структурных закономерностей музыкального языка («техники»). С этих точек зрения рассматриваются следующие проблемы: происхождение музыкального искусства, граница в музыке между природным и «искусственным» — ​тем, что привнесено человеком. В свете этой последней оппозиции история музыки видится автору как процесс постепенного проявления в музыке ее сущности, в ходе которого стихийная сила собственно музыкального («дух») находит адекватные способы («технику») самоутверждения в условиях неизбежного компромисса между природным и искусственным. Специальные темы, затронутые в статье Шенкера: историческая роль слова и роль принципа повторения в формировании артикулирующих приемов музыкального языка. Гармония и контрапункт рассматриваются также как логически необходимые моменты в становлении и утверждении собственно музыкального в музыке в исторически обусловленных формах.

Ключевые слова: Шенкер, Вена, эстетика, психология,
слово и музыка, музыкальный язык

Дух музыкальной техники

Автор: Хайнрих Шенкер
Перевод Елены Лагутиной

Как любой орган в человеческом теле сам собой нацелен на выполнение предписанных ему свойств и потребностей, так гортань и голосовые связки принудили уже первого человека произвести первый звук. Подобно тому как певчие птицы в спорах и склоках используют только пронзительные крики и трескотню, потребностям же любви и пола, а также весьма родственному им инстинкту голода отдают поэзию пения, а струящееся изобилие солнечного

света приветствуют светло струящимся звуком, так и у первых людей каждое возвышенное состояние души, сущностью которого была радость, любая возвышенная чувственность (Sinnlichkeit) сами собой приводили в движение голосовые связки, в то время как низким душевным движениям и прочим элементарным жды считать, что в начале был [музыкальный] звук, а позднее слово, или что в начале было слово, а позднее звук.