Автор: Юлия Векслер

2014 № 3

Статья посвящена опере «Мертвый город» (1920) австрийского композитора Эриха Вольфганга Корнгольда (1897-1957), написанной на сюжет романа бельгийского символиста Жоржа Роденба­ха «Мертвый Брюгге». Брюгге, некогда процветающий торговый город, лишился морской гавани и был покинут жителями. Образ мертвого города с застывшими водами каналов, монотонным зво­ном колоколов, пустынными набережными стал ключевым в творчестве писателя, который испы­тывал необъяснимое влечение к смерти, угасанию, агонии. Роман «Мертвый Брюгге» получил из­вестность и был переведен на все европейские языки. Первоисточником либретто стала созданная на его основе пьеса «Мираж».

Эрих Вольфганг Корнгольд — сын именитого музыкального критика Юлиуса Корнгольда (1860­1945), который получил известность как яростный противник новой музыки. Как Цемлинский и Шрекер, Корнгольд продлевает вплоть до конца двадцатых годов во многом уже исчерпавшую себя традицию позднего романтизма. Взлет популярности композитора сменяется забвением. В трид­цатые годы он вынужден эмигрировать в Америку, где получает известность как автор киномузы­ки. Ренессанс Корнгольда начинается лишь в конце ХХ столетия.

Корнгольд по-своему интерпретирует сюжет Роденбаха. Главный герой, переселившийся в Брюгге после смерти любимой жены, не убивает возлюбленную; все, что с ним происходит — это страшные видения помутненного рассудка, от которых он освобождается как от чудовищного сна и в конце концов решается покинуть мертвый город.

Метерлинсковская атмосфера застылости и оцепенения чужда Корнгольду. Он далек и от декадент­ского культа смерти как предмета эстетического наслаждения. В его интерпретации мертвый город служит alter ego героя, превращаясь в ландшафт подсознания, рождающего причудливые видения. Однако на этом аналогии с экспрессионистской драмой заканчиваются. Корнгольд противопо­ставляет смерти жизнь, завершая оперу жизнеутверждающим финалом. Сюжет, тем самым, перено­сится в другую эпоху, не только знакомую с фрейдовскими открытиями в области бессознатель­ного, но и преодолевающую искушения индивидуализма в антиромантическом бунте двадцатых.

Ключевые слова: австрийская музыка ХХ века, символизм, декаданс, венский модерн,
Жорж Роденбах, Эрих Вольфганг Корнгольд, Юлиус Корнгольд,
новая музыка, оперная драматургия