Автор: Константин Зенкин

2012 № 3

В статье определяется соотношение представлений о музыке А. Н. Скрябина и композиторов послевоенного авангарда. Уникальность мировоззрения Скрябина, сложившегося в момент трансформации романтической идеи о художественности всего мира и о музыке как о сердце всякого художества в авангардную (музыка — ​это всё, что нас окружает), в наибольшей мере отражает проект «Мистерии», ставший истоком экспансии музыки в окружающую нас жизнь. В историко-культурной среде, в которой идеи теургии и теургически-мистериального искусства уже долгое время «носились в воздухе», Скрябин предвидел не локальное, а абсолютное, тотальное слияние музыкального и физического миров — ​такое растворение материи в музыке, которое невозможно в нашем мире и вообразить. Своим поздним творчеством он участвовал в эпохальном перевороте в понимании музыки и музыкального: материал музыки перестал быть полностью отграниченным от реального, физического мира. Этот переворот, именно в данном его ракурсе, почувствовал Дж. Кейдж и по-своему осуществил его на практике.

Ключевые слова: А. Н. Скрябин, Дж. Кейдж, К. Штокхаузен, Вл. Соловьев, Серебряный век,
музыкальный авангард, абсолютная музыка, «Мистерия», теургия