Автор: Григорий Моисеев

2013 № 3

В предлагаемой статье впервые проанализированы личные и творческие контакты П. И. Чайковского с одним из ярких представителей императорской династии Романовых, великим князем Константином Николаевичем (1827−1892) — ​президентом Русского музыкального общества (с 1873 по 1892), инициатором музыкальных преобразований, активным музыкантом-любителем. Творческие истории ряда произведений Чайковского московского периода — ​Второй симфонии, Второго струнного квартета, опер «Опричник», «Кузнец Вакула», «Евгений Онегин», рассмотренные в контексте этих взаимоотношений и инициатив, приобретают новое измерение, новое «звучание». Процесс общения композитора и великого князя последовательно прослежен начиная с середины 1860-х и до конца 1880-х годов. Константин Николаевич был первым августейшим покровителем Чайковского, оказавшим необходимую и своевременную поддержку в важнейшем для композитора деле — ​распространении его музыки в тот период, когда он начинал приобретать известность (1870-е годы). Оперы московского периода создавались параллельно «оперному проекту» Константина Николаевича. Так, оперы «Кузнец Вакула» и «Евгений Онегин» фактически были написаны для Русского музыкального общества. Общение Чайковского с семьей великого князя положило начало творческому союзу с его сыном, великим князем Константином Константиновичем (поэтом К. Р.). Статья подготовлена на основе ранее неизвестных архивных документов.

Ключевые слова: П. И. Чайковский, великий князь Константин Николаевич, Н. Г. Рубинштейн, Э. Ф. Направник, Русское музыкальное общество, августейший патронаж, династия Романовых, музыкальная жизнь Санкт-Петербурга, музыкальная жизнь Москвы, придворная музыкальная культура, Мраморный дворец, Московская консерватория

Читать полный текст (PDF) →