К ПОЛЕМИКЕ О РОССИЙСКОМ ТОЛКОВАНИИ «БОЛОНСКОГО ПРОЦЕССА»:

КОНСТАНТЫ ИЛИ ДОГМЫ?

Александр СОКОЛОВ

2010 № 3

 

Текст доклада на IV Международной конференции «Модернизация высшего музыкального образования и реализация принципов болонского процесса в России, странах СНГ и Европы»
(Санкт-Петербург, 2010)

Читать полный текст (PDF) →

ПОЛИФОНИЯ: КУРС БУДУЩЕГО

Автор: Наталия СИМАКОВА

2011 № 2

Я твердо уверена в том, что:

1. В ближайшие годы в учебном плане (имеется в виду, прежде всего, вузовский курс) не появятся дополнительные часы для изучения полифонии. Более того, их число, скорее всего, даже убавится, сократится…
2. У студентов все меньше и меньше будет времени и возможностей для подробного, обстоятельного изучения содержания томов «Истории полифонии» Ю. К. Евдокимовой, Т. Н. Дубравской, В. В. Протопопова, как и моих трех выпусков «Контрапункт строгого стиля и фуга». Все эти книги, в лучшем случае, явятся материалом для особо дотошных, любознательных натур, любителей
читать от корки до корки, которых, к сожалению, становится с каждым годом все меньше и меньше (но они, что радует, все же есть!). Иначе говоря, вышеперечисленные книги переходят в разряд книг для педагогов и исключительно трудолюбивых, весьма редких студентов.
3. Необходимо создание новых учебников и учебных пособий, значительно отличающихся от существующих ныне:
а) с достаточно равномерно представленным (в процентном отношении) материалом, касающимся полифонии разных веков и разных стран и, конечно же, с обязательным включением в круг нализируемой музыки произведений
последних десятилетий;б) содержащих новые данные, новые научные положения, описанные
в трудах (книгах, диссертациях, статьях) последних двух–трех десятилетий: исследованиях как отечественных, так и зарубежных специалистов, посвященных проблемам музыкального языка, специфике разных художественных направлений, стилей, особенностям техники письма;
в) наделенных более гибким, тонким подходом и к самому учебному процессу, и к практическим заданиям, которые должны быть ориентированы на профессиональные нужды музыкантов в постижении специфики контрапункта и форм его бытия в разные исторические эпохи (речь идет о применении цифрованного баса, о введении практики импровизации и овладении другими формами
контрапункта).
Наконец, нельзя забывать и о тех, кого уже на протяжении нескольких десятилетий вообще лишили курса полифонии. Так, в Московской консерватории (думаю, что аналогичным образом обстоят дела и в других музыкальных вузах) полифонию перестали изучать духовики и струнники (как известно, сплошь и рядом исполняющие не только произведения, содержащие полифоническую технику, но и конкретные полифонические жанры). Никогда, по-моему, этот предмет не входил и в учебные программы, предназначенные студентам вокального факультета.

Читать полностью (PDF) 

CОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ КУРСА ПОЛИФОНИИ

Автор: Игорь КУЗНЕЦОВ

2011 № 2

Существующий курс полифонии у музыковедов в Московской консерватории покоится на мощном фундаменте историзма, его истоком послужили идеи Г. Лароша и С. И. Танеева. Во второй половине ХХ века курс принял современный вид, и огромный вклад в это внесли профессора С. С. Богатырев, С. С. Скребков, А. Г. Чугаев, Т. Ф. Мюллер, В. В. Протопопов. В. В. Протопопов сделал неразрывной связь теории и истории полифонии, раскрыв в своем многотомном труде широкую панораму явлений полифонии практически во всех жанрах западноевропейской и русской музыки с XV и до второй половины XX века.

Им же были сделаны фундаментальные открытия в области полифонической формы И. С. Баха и его предшественников — и, что также очень важно, разработаны принципы формообразования в произведениях строгого стиля (XV–XVI в.) и старинной русской музыки (XVII–XVIII в.). Эти исследования стимулировали интерес учеников и последователей В. В. Протопопова к разным историческим этапам полифонии. В трудах Ю. К. Евдокимовой панорама полифонии раздвинута до средневековья — начала ее зарождения; Н. А. Симакова и Т. Н. Дубравская существенно дополнили наши знания о формах музыкального мышления и контрапункте в эпоху Возрождения, введя в учебную практику новые имена, сочинения, старинные трактаты. Теперь вектор их научных интересов устремлен в ХХ век.

Читать полностью (PDF) →

МУЗЫКАЛЬНОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ:

ВЗГЛЯД В БУДУЩЕЕ

Автор: Александр БОНДУРЯНСКИЙ

2011 № 2

Обозначив такую непростую тему, я поставил перед собой сложную задачу. Ведь для того, чтобы попытаться предугадать и спрогнозировать развитие того или иного явления, представить его будущее, необходимы и верный взгляд в прошлое, и точный анализ настоящего положения дел. Рамки доклада и его регламент не позволяют мне развернуть детальную историческую панораму. Однако, обращаясь к прошлому российской музыкальной педагогики, мы можем с уверенностью утверждать, что, наряду с высочайшими индивидуальными достижениями композиторов, исполнителей, ученых, одним из фундаментальных завоеваний явилась система непрерывного профессионального образования. Представление о необходимости такой системы было определяющим для «отцов-основателей», или, вернее сказать, «братьев-основателей» российского музыкального образования — Антона и Николая Рубинштейнов. Созданные ими столичные консерватории мыслились как вершина пирамиды, основу которой составляли музыкальные школы, во множестве открывавшиеся по всей большой стране. Именно музыкальные школы питали своими воспитанниками среднее звено — музыкальные училища Русского музыкального общества (РМО), при открытии которых учитывались такие факторы, как педагогический потенциал, география (училище должно было опираться на музыкальные школы региона) и, наконец, финансовая основа. Те, кто оканчивал училища, составляли студенческий контингент российских консерваторий.

Читать полностью (PDF) →

П. И. Чайковский и великий князь Константин Николаевич. К истории взаимоотношений

Автор: Григорий Моисеев

2013 № 3

В предлагаемой статье впервые проанализированы личные и творческие контакты П. И. Чайковского с одним из ярких представителей императорской династии Романовых, великим князем Константином Николаевичем (1827−1892) — ​президентом Русского музыкального общества (с 1873 по 1892), инициатором музыкальных преобразований, активным музыкантом-любителем. Творческие истории ряда произведений Чайковского московского периода — ​Второй симфонии, Второго струнного квартета, опер «Опричник», «Кузнец Вакула», «Евгений Онегин», рассмотренные в контексте этих взаимоотношений и инициатив, приобретают новое измерение, новое «звучание». Процесс общения композитора и великого князя последовательно прослежен начиная с середины 1860-х и до конца 1880-х годов. Константин Николаевич был первым августейшим покровителем Чайковского, оказавшим необходимую и своевременную поддержку в важнейшем для композитора деле — ​распространении его музыки в тот период, когда он начинал приобретать известность (1870-е годы). Оперы московского периода создавались параллельно «оперному проекту» Константина Николаевича. Так, оперы «Кузнец Вакула» и «Евгений Онегин» фактически были написаны для Русского музыкального общества. Общение Чайковского с семьей великого князя положило начало творческому союзу с его сыном, великим князем Константином Константиновичем (поэтом К. Р.). Статья подготовлена на основе ранее неизвестных архивных документов.

Ключевые слова: П. И. Чайковский, великий князь Константин Николаевич, Н. Г. Рубинштейн, Э. Ф. Направник, Русское музыкальное общество, августейший патронаж, династия Романовых, музыкальная жизнь Санкт-Петербурга, музыкальная жизнь Москвы, придворная музыкальная культура, Мраморный дворец, Московская консерватория

Читать полный текст (PDF) →