ОТ ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКОГО К МАССОВОМУ:

 «ИНОБЫТИЕ» МУЗЫКАЛЬНОЙ КЛАССИКИ В СОВЕТСКОЙ КУЛЬТУРЕ

Рецензия на книгу:
Марина Раку. Музыкальная классика в мифотворчестве советской эпохи. Механизмы «редукции» классического наследия. М.: Новое литературное обозрение, 2014. 720 с.

Автор: Олеся Бобрик
Кандидат искусствоведения,
Научный сотрудником Государственного инсти­тута искусствознания (Москва)
и Архива нотной библиотеки Большого теат­ра,
преподаватель кафедры теории музыки Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского

Аннотация

Мы живем в прагматическое время — приоритет в музыковедении при­надлежит сегодня объективному знанию, факту. Когда уртекст, автограф, историческая аудио- или видеозапись, программа и либретто, прямые и косвенные документы, свидетельствующие об обстоятельствах создания и первом исполнении произведения, доступны и изучены — необходимость в других источниках отпадает. Я, как и, наверное, большинство моих коллег-музыковедов, знаю это из каждодневного опыта: никто из музыкантов-практиков, каким бы ни был их профессиональный уровень — от студента музыкального колледжа до главного дирижера Большого театра, — в боль­шем не нуждаются. Для большего — фундаментальных концепций — как правило, нет ни времени, ни сил, ни внутренней потребности. Такой же выбор делают и те, кто пишет и говорит о музыке. Практика за­ставляет нас прагматически подходить к отбору авторитетных источников «твердого» знания. Это особенно очевидно, когда мы обращаемся к музы­коведческой литературе, созданной в советский период. Для прагматически настроенного читателя ее обусловленная временем тенденциозность, как на самом поверхностном, так и на тонком, сущностном уровне, в каком- то смысле обратно пропорциональна ее практической ценности. Самыми бесполезными и недолговечными при таком подходе оказываются вступи­тельные разделы музыковедческих трудов — дань политической конъюнк­туре, своего рода «пустая порода», пройдя через которую, можно искать «твердое» знание. Казалось бы, сейчас, спустя почти четверть века после прекращения существования государства Советский Союз, неизбежные для того времени риторические «фигуры речи», как и сам образ мысли, который они репрезентируют, окончательно ушли в прошлое. Но это не совсем так. Под­тверждения мы находим в монографии Марины Раку «Музыкальная классика в мифотворчестве советской эпохи», вышедшей в 2014 году в из­дательстве «Новое литературное обозрение»

 

ПЕРВАЯ ПОСТАНОВКА БАЛЕТА «ВЕСНА СВЯЩЕННАЯ» В СССР

Автор: Анна Меловатская

2014 № 3

В 1965 году в Большом театре состоялась первая в СССР постановка «Весны священ­ной». Хореографы Н. Касаткина и В. Василёв написали свое либретто, соединив му­зыкальную форму сюиты с сюжетным балетом. Спектакль имел жесткий драматур­гический каркас. Постановщики сохранили и развили тему язычества славянских народов, заложенную И. Стравинским. Хореография спектакля была основана на классическом танце, соединенном с другими пластическими системами. Главным стал синтез классического танца с элементами народного танцевального фолькло­ра. Была использована пальцевая техника (танец на пуантах). Главный герой бале­та Касаткиной и Василёва — Пастух — стал одним из героев нового типа 1960-х годов.

Ключевые слова: первая постановка «Весны священной» в СССР,
хореографы Н. Касаткина и В. Василёв, сюжетный балет,
жесткий драматургический каркас,
классический танец, современный герой

Из истории советской музыки:

«додекафонный» пленум

ССК СССР 1966 года

 

Автор: Екатерина Власова

2014 № 2

Ранней весной 1966 года в Москве проходил Пятый пленум Правления Союза ком­позиторов СССР, на котором, впервые после событий 1948 года, была развернута ши­рокая дискуссия по проблемам современного музыкального языка. Представителям «агитационного» направления была противопоставлена позиция «художественни- ков»: музыкантов, защищавших свободу творческого высказывания, в том числе «пра­во на додекафонию». Материалы «додекафонного» пленума в печати опубликованы не были. Однако историческое значение неизвестного до настоящего времени собы­тия состояло в том, что расширение художественных средств советской музыки в по­следующие годы стало неизбежным.

Ключевые слова: история, советская музыка, «художественное» направление,
«агитационное» направление, советские композиторы,
неизвестный пленум, додекафония, идеология,
техника, «бунт секретарей»

СЕМЬДЕСЯТ ВОСЕМЬ ДНЕЙ И НОЧЕЙ В ЗАСТЕНКЕ:

 КОМПОЗИТОР МЕЧИСЛАВ ВАЙНБЕРГ

Автор: Инна Барсова

2014 №2

Задача статьи — собрать воедино уже достаточно известный материал о жизни и творчестве ком­позитора и осмыслить его судьбу в контексте трагических событий середины ХХ столетия. Ред­кое дарование Вайнберга вкупе с выпавшими на долю музыканта жизненными испытаниями (вой­на, гибель родителей, двойное беженство, арест) прочертили особый след в истории советской музыки. Супруга Вайнберга, Наталья Вовси, была племянницей главного терапевта Советской ар­мии М. Вовси, арестованного по «Делу врачей», и дочерью еврейского актера и режиссера С. Ми- хоэлса, убитого по распоряжению Сталина в 1948 году. Публикуются документы, касающиеся ос­вобождения и реабилитации Вайнберга. Прослежена роль Шостаковича в судьбе Вайнберга, в том числе его усилия по спасению арестованного композитора.

Вайнберг не был художником откровенно трагического плана. Но тема насилия и гибели звучит в его творчестве — то обнаженно (как в Пятой, Шестой и Восьмой симфониях), то приглушенно. Присутствует она и в линии его творчества, связанной с еврейской музыкой (Вайнберг сочинил два цикла «Еврейских песен» на стихи поэтов, писавших на идиш, изд. 1944). Другого рода худо­жественное переживание представилось Вайнбергу осенью 1953 г., через несколько месяцев после освобождения. Шостакович попросил Вайнберга, блестящего пианиста, сыграть с ним в четыре ру­ки новую — Десятую — симфонию перед дирижером Е. Мравинским, чтобы тот имел представление о правильных темпах. Это исполнение осталось уникальным свидетельством эпохи. Слушая Скер­цо из Десятой симфонии (приложена ссылка на аудиозапись), невозможно забыть о том, что этот устрашающий образ зла воспроизвели музыканты, через жизнь которых прошла борозда насилия.

Ключевые слова: Мечислав Вайнберг, космополитизм, Сталин,
репрессии, Михоэлс, Шостакович, еврейская музыка

ПОКА НЕ ОПУСТИЛСЯ ЖЕЛЕЗНЫЙ ЗАНАВЕС…

Автор: Тамара Левая

  • Рецензия на книгу: Бобрик О. Венское издательство «Universal Edition»
    и музыканты из советской России. СПб.: ИД «Галина скрипсит», 2011. 472 с.

2012 № 4

Литература о музыке обогатилась в последнее время весьма примечательным изданием. Сосредоточенная как будто бы на вполне частном предмете — контактах советских музыкантов с венским «Universal Edition», — книга Олеси Бобрик оказывается на самом деле подлинной документированной летописью европейской музыкальной жизни двадцатых — начала тридцатых годов. В русскоязычной литературе не так уж много обобщающих трудов, посвященных этой захватывающе сложной, переломной эпохе. И можно лишь
порадоваться, что к статьям И. А. Барсовой, русскому переводу книги Д. Гойови и некоторым другим работам добавилось новое капитальное исследование, исключительно свежее как по своему материалу, так и по избран ному жанровому формату.
История взаимоотношений знаменитого венского издательства с советской Россией показана в книге на фоне сложных политических процессов, развертывающихся в межвоенной Европе и приведших в конечном счете
Австрию к аншлюсу, а Россию — к сталинской изоляции и железному занавесу. Впрочем, в описываемое время этим драматическим переменам только предстояло произойти. А потому большая часть воспроизводимых в книге событий и фактов еще несет на себе печать сравнительно свободных двадцатых: и творческий энтузиазм музыкантов, и активная культуртрегерская работа, и сама возможность международных контактов.
В некотором роде книга О. Бобрик представляет собой двойной портрет в интерьере эпохи. Анализ деятельности венского издательства позволяет автору представить, с одной стороны, советскую Россию, увиденную из центра Европы, с другой — музыкальную Вену в восприятии советских критиков и композиторов.

Читать полный текст (PDF) →

«Пишу я партитуру совершенно заново»

или неизвестные обстоятельства
одной оперной постановки

(об опере «Емельян Пугачёв» М. В. Коваля
в оркестровке Д. Р. Рогаль-Левицкого)

2011 № 1

В статье освещаются неизвестные факты, касающиеся истории создания оперы М. В. Коваля «Емельян Пугачёв», поставленной в 1942 году Ленинградским театром оперы и балета им. С. М. Кирова. Материалом послужила неизданная переписка оркестратора оперы Д. Р. Рогаль-Левицкого, хранящаяся в архивном фонде музыковеда В. А. Киселёва, позволяющая по-новому расставить акценты в истории создания оперы.

Ключевые слова: Рогаль-Левицкий, Коваль, опера, оркестровка, «Емельян Пугачев»

Читать полный текст (PDF) → 

Русский Дневник Альфредо Казеллы

Путешествие из Петербурга
в Москву и обратно

Автор: Марина Лебедь

 

Мой русский дневник

Автор: Альфредо Казелла
Перевод и комментарии Марины Лебедь

2011 № 2

«Русский дневник» впервые был опубликован в январе 1927 года в итальянской ежедневной газете «La Tribuna». Он написан «по следам» двухнедельной гастрольной поездки в Советский Союз всемирно известного в то время итальянского музыканта А. Казеллы. Востребованный композитор, чья музыка регулярно звучала на концертных площадках Европы и двух Америк, пианист-виртуоз и дирижер, глава самых значимых творческих
объединений итальянских музыкантов и организатор крупных международных фестивалей — Казелла был одной из самых видных фигур в итальянской музыкальной культуре 1920–30-х годов. Он стал первым итальянским музыкантом, побывавшим в нашей стране после Октябрьской революции с официальным визитом. «Русский дневник» Казеллы впервые публикуется на русском языке и сопровождается вступительной статьей и комментариями.

Ключевые слова: Италия, Альфредо Казелла, «Русский дневник»,
Международное Общество современной музыки (МОСМ),
Советский Союз, Ленинград, Москва

 Читать полный текст (PDF) →

«Каждая счастливая семья…»

Автор: Наталия Савкина

2013 № 2

Статья по-новому освещает жизнь С. С. Прокофьева в зарубежный период, открывая почти неизвестный прежде пласт прокофьевского «подполья». Судьбы близких родственников композитора — ​членов семьи Раевских — ​воссозданы на основе уникальных архивных материалов. Из этих материалов ясно, что композитор был очень хорошо осведомлен о репрессивном аппарате и жестокой политической цензуре, действовавших в стране, в которую он вернулся.

Родные композитора отчаянно бедствовали, были так или иначе репрессированы. Постоянная забота Прокофьева о близких людях, его неустанные усилия по освобождению из тюрьмы кузена, А. А. Раевского, по-новому высвечивают особенности личности композитора, расставляют неожиданные акценты в картине взаимосвязей вольного художника и тоталитарного режима.

Ключевые слова: Прокофьев: личность, Раевские, тоталитаризм, репрессии, Сталин 

Читать полный текст (PDF) →