Автор: Линн Гарафола

Перевод с английского Татьяны Верещагиной
под редакцией Светланы Савенко

2014 № 3

Со дня премьеры «Весны священной» в 1913 году увидели свет десятки ее хореографиче­ских интерпретаций, большинство из которых исчезли так же быстро, как и оригиналь­ная версия Нижинского. Но постановки появляются вновь и вновь. В чем сила и привлека­тельность этого балета? Какие общие идеи объединяют несхожие версии постановщиков, и откуда они черпают силу воображения?

Вследствие утраты оригинальной версии балета «Весна» содержит корпус идей, а не де­тальный хореографический сценарий, и эта концептуальная свобода допускает новое переосмысление (пересоздание) при сохранении мотивов первоисточника. Один круг мотивов фокусируется на отказе от традиционной балетной эстетики, создавая модель формального радикализма. В то же время «Весна» принадлежит балетному канону: по­ставленная Дягилевым в «Русских балетах», она по праву рождения наследовала франко­русской традиции XIX века и стала прародительницей балета XX века, с самого начала заявив о своем центральном положении в истории балета. И какова бы ни была эстети­ческая позиция хореографа, каждая новая версия в конечном счете стремится воскресить именно первичную трансгрессивность оригинала, которая выражается и в акте сопро­тивления, и в притязании на принадлежность к исполнительской традиции, бросающей вызов эфемерной природе танца — в процессе его постоянного пересоздания.

Ключевые слова: «Весна священная», балетный канон, академический танец,
сексуальность и примитив, трансгрессивность, пересоздание